zhilyaev (az_off) wrote,
zhilyaev
az_off







«Искусство – это не отражение реальности, а реальность отражения», - произносит персонаж Жан Люка Годара за год до революции 1968 года. Цикл надежда-разочарование вновь и вновь становится движущий силой производства реальности. Спастись в бездне котлована – значит спастись в перманентной утопии бесконечного строительства. И если в начале прошлого века строительство было еще как-то привязано к природе и борьбе с ней, то в начале ХХI столетия человечество все чаще имеет дело с интеллектуальными конструкциями.

Так вышло, что последние спазмы индустриального производства пришлись и в некотором смысле сравнялись с надеждами на спасение советского коммунистического проекта. Вторая половина 80х – время поисков и модернизаций. На московской фабрике, специализирующейся на производстве бумаги, начинается вторая после 17 года замена оборудования. Разрабатываются планы нового производства. Машину для изготовления заказывают за рубежом – в Финляндии. В обществе царит атмосфера доверия. Холодная война окончена. Вскоре будет разрушена берлинская стена. Предчувствие свободы витает в воздухе. Кажется, что освобождение близко как никогда. Возможно, нечто подобное чувствовали революционеры 70 лет назад...

Молодая работница Наташа устраивается на завод, где проведет 25 лет своей жизни вместе с грунтовальной машиной, на которой она работает одна. Даже сегодня, когда производство остановлено, она продолжает за ней ухаживать. 25 лет, в которые уместилась эпоха от эйфории и надежды до разочарования и уже новых машин, выстроенных совсем по иным принципам.

Негри и Хардт высказывали мысль, что СССР развалился именно по причине невозможности перейти к постиндустриальному производству. Советский народ, совершив мощный индустриальный рывок и затем одержав победу в войне, мог бы надеяться, по мысли марксистских теоретиков, на психологическую компенсацию в виде ослабления властного прессинга и роста личной свободы. Переход от дисциплинарного общества к обществу контроля, важнейшую роль в котором сыграли революционные события 60х, осуществил такую компенсацию в капиталистических странах. В Советском Союзе же этот переход по большому счету начался лишь в 80е и закончился (если закончился) уже после краха коммунистической системы лишь в начале следующего века. Эхом этих событий являются сегодняшние спазмы капитализма или того, что принято под ним понимать в России. Все чаще выставки современного искусства проходят в бывших промышленных зонах. А на смену индустриальному рабочему приходят когнитивные пролетарии в лице художников и представителей культуриндустрии.
Выставка «Машина и Наташа» - это история эпохи, высвеченная через призму личного переживания. В экспозиции будут представлены работы, сделанные специально для PROEKT_FABRIKA и в сотрудничестве с Наташей. Большая часть художников – это ровесники грунтовальной машины, установленной в выставочном зале. Сквозь свои личные истории они прочувствовали исторический разлом, произошедший в конце 80х-начале 90х, поэтому во многом те ответы, которые они дают своими работами, основаны на особом чувстве истории, звучащем в унисон. Но если присмотреться к этому чувству, то станет понятно, что во многом оно строится уже не на отношениях человек-человек, а на отношении человек-машины, производящие человеческую субъективность. Это та дань, которую платит человечество за отказ от человеческого. С тех пор, как идея стала машиной, драматургия художественного жеста строится по схемам производственных циклов.

После исчезновения основной исторической референции коммунистической революции единственным эхом великой утопии становится проект современного искусства, получившей свое боевое крещение именно авангардными практиками прошлого века. И по-прежнему модернистская максима искусства – сделать видимым то, что делает видимым, развивает интерес художников к истории становления постиндустриального общества и переинтерпретации концептуальных практик второго авангарда 60-70х. Работая на стыке формализма, наследующего русскому авангарду, и концептуальной традиции, художники рефлексируют исторические изменения и строят утопии будущего на территории современного искусства, вновь призываемого стать в авангарде человечества.

После вернисажа начнется демонтаж машины, и к окончанию выставки она будет полностью разобрана. В освободившемся пространстве пройдет круглый стол по проблемам нематериального труда и новым типам концептуальных практик с участием ведущих российских кураторов и теоретиков.



Арсений Жиляев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments